Россия увеличивает армию на западной границе: насколько это серьезно

Рoссийскaя Фeдeрaция плaнируeт сoздaть 20 нoвыx вoeнныx чaстeй в свoeм Зaпaднoм вoeннoм oкругe. Oб этoм зaявил министр oбoрoны РФ Сeргeй Шoйгу нa кoллeгии министeрствa, пeрeдaeт рoссийскoe «РБК». Всe из-зa якoбы рaстущeй угрoзы oт НAТO.

«Дeйствия нaшиx зaпaдныx кoллeг, кoтoрыe нaрaщивaют интeнсивнoсть пoлeтoв и присутствиe бoeвыx кoрaблeй у рoссийскиx грaниц, рaзрушaют систeму бeзoпaснoсти в мирe и зaстaвляют нaс принять мeры aдeквaтнoгo прoтивoдeйствия. Мы пoстoяннo сoвeршeнствуeм бoeвoй сoстaв вoйск», – гoвoрит Шoйгу.

Пo eгo слoвaм, этo будeт прoисxoдить нaряду с пoстaвкoй «сoврeмeннoгo вooружeния и вoeннoй тexники» для Зaпaднoгo вoeннoгo oкругa – всeгo oкoлo 2 тысяч eдиниц.

Впрoчeм, o чeм кoнкрeтнo идeт рeчь, нaскoлькo сущeствeнным считaeтся этo усилeниe, нaкoнeц, что у РФ там уже сосредоточено? Какой будет потенциальная реакция НАТО, есть ли смысл рассчитывать на повышение роли Украины в глазах Альянса? Обо всем этом мы спросили у военных экспертов.

Министр обороны РФ или что-то недоговаривает, или выдает желаемое за действительное

«Северо-западное стратегическое направление, которое является зоной ответственности Западного военного округа РФ, для России – по географическим условиям, характеру оперативного оборудования территорий, расположению войск и сил и важных объектов – подобно юго-западному. И не менее, а может и важнее с геополитической и геостратегической точек зрения», – рассказывает Укринформа капитан I ранга в запасе, руководитель военных программ Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Павел Лакийчук.

Усиливать эти направления россияне начали почти одновременно, говорит эксперт, правда, в 2014-2015 годах ситуация несколько изменилась: «украинскому», в частности «крымскому» направлению уделялось больше внимания. Ведь россиянам надо было сформировать полноценную группировку сил в оккупированном Крыму и ударную группировку на нашем восточном направлении. «Поэтому на северо-западном направлении они действовали более поступательно, но не менее агрессивно, – говорит Лакийчук. – И если наше внимание естественно сосредоточено на активности ВС России на юге, то внимание государств Североатлантического альянса – на севере. Именно там, а не на Черном море, начался переход НАТО к новой стратегии сдерживания России».

По его словам, развертывание группировки сил на северо-западе россияне не скрывали и, более того, регулярно о нем напоминали «вбросами» в СМИ. И раньше, и сейчас, это подавалось как «реакция на агрессивные действия НАТО». «Весной 2019 года глава Генштаба России Герасимов, анонсируя в очередной раз усиление войск на западном направлении, заявлял: «Наши действия являются исключительно ответом на наращивание военной активности США и НАТО. В противовес размещению войск альянса у границ России и инициативу НАТО «4 по 30» (инициатива «4 по 30», которая была утверждена на 28-м саммите НАТО в июле 2018 года, подразумевала развернуть к 2020 году в Европе 30 механизированных батальонов , 30 авиаэскадрилий и подготовить 30 кораблей, которые будут готовы к боевым действиям за 30 дней. – Ред.) мы вынуждены усилить состав войск Западного и Южного военных округов». Господин Лакийчук напоминает эти слова главы Генштаба РФ и продолжает: «С 2016 года, одновременно с формированием общевойсковых соединений Южного ВО на границе с Украиной, в составе ЗВО была сформирована 1-я гвардейская танковая армия, 144-я мотострелковая дивизия с дислокацией в районе Ельня и Клинцы, 3-я мотострелковая дивизия (Валуйки и Богучар). В составе Балтийского флота сформирован 11-й армейский корпус – новое по составу и форме боевого применения оперативно-тактическое объединение береговых войск, аналогично сформированному в то же время в оккупированном Крыму 22-го АК ЧФ. В 2020 году сообщалось о передаче в состав первой танковой армии ЗВО 27-й отдельной мотострелковой бригады и т.д.».

То есть говорить, что россияне только сейчас решили перейти к усилению своего северо-западного фланга – это манипуляция. «И когда Шойгу сейчас говорит «планируем укрепление Западного военного округа двумя десятками новых военных соединений и воинских частей» как ответ на растущую активность НАТО – это тоже ничего не значащий информационный вброс, – отмечает руководитель военных программ Центра глобалистики «Стратегия ХХI» . – 20 новых военных частей могут быть как результатом оргштатных мероприятий, направленных на оптимизацию группировки сил и переход их на новую структуру, так и формированием новых соединений на границах с соседями-членами НАТО».

Более того, продолжает он, части бывают разные – от центра поверки гидрографического оборудования до воздушно-десантного полка. Собственно, так же и с оружием – от пулемета или БТР до «Бастиона» (береговой ракетный комплекс. – Ред.) или военного корабля. «Поэтому сказать «20 частей» или «2 тыс. единиц оружия» – это, по сути, вообще ничего не сказать», – добавил Павел Лакийчук.

Не менее заявления Шойгу удивляют военного эксперта Михаила Жирохова. По его словам, то ли он что-то недоговаривает, то ли выдает желаемое за действительное. «Потому что сейчас формируются две новые армии и один армейский корпус. Речь идет о 20-й армии со штабом в Воронеже, 8-й армию со штабом в Новочеркасске, в которую, кстати, включили так называемые 1-й и 2-й корпуса с оккупированных территорий или, проще говоря, военизированные формирования с оккупированного Донбасса», – говорит эксперт.

Но сегодня, по российским данным, сформированы только основные боевые части, такие как мотострелковые бригады, танковые, артиллерийские части. «А подразделения обеспечения – еще нет. Поэтому, возможно, Шойгу решил выдать вот это плановое формирование за что-то «новое». Думаю, что речь идет на самом деле именно о подразделениях обеспечения», – добавил г-н Жирохов.

Собственно, что касается поставки в войска округа около 2 тыс. единиц оружия, то военный эксперт не исключает, что это может быть просто автомобильная техника для упомянутых частей обеспечения: «Ведь единицы оружия – очень размытое понятие».

Главный консультант Украинского Национального института стратегических исследований Николай Белесков соглашается с предыдущими экспертами и также считает, что ни о каких новые соединениях и воинских частях в ЗВО РФ, скорее всего, речь не идет. В качестве примера военный эксперт приводит Калининградский эксклав, где в прошлом году начали формировать новую мотострелковую дивизию.

«На сегодня там уже сформированы один танковый и один мотострелковый полки, но для полнокровной чотирехполковой дивизии россиянам нужно еще два полка «мотострелков», а также подразделения инженерного обеспечения, связи, логистики и т.п. Так что, думаю, речь идет не о новых, а именно о тех воинских соединениях и частях, которые уже находятся в процессе формирования. Потому что нужно создавать «с нуля»… Это долгий процесс. Как минимум, три-четыре года нужно на формирование, например, той же новой дивизии», – убеждает эксперт НИСИ.

Несмотря на это, отмечает Николай Белесков, ЗВО на сегодня – самый мощный военный округ РФ. В его составе больше 2500 соединений и воинских частей общей численностью более 400 тыс. военнослужащих, что составляет около 40% Вооруженных Сил РФ.

В НАТО отслеживают любую угрожающую активность РФ в режиме нон-стоп

Первая реакция НАТО о планах РФ создать на западной границе около 20 новых военных соединений была достаточно ясной: «Мы готовы защищать своих союзников».

В этом контексте военный эксперт Николай Белесков еще раз повторил: «Если считать по боевому потенциалу, по количеству батальонно-тактических групп и т.д., то Западный военный округ действительно считается самым мощным в РФ». Однако потенциала ЗВО, говорит эксперт, все же недостаточно для того, чтобы одновременно угрожать и Украине, и Польше, и странам Балтии. «Максимум – это одно направление с прикрытием других направлений», – утверждает г-н Белесков.

Что касается потенциальной реакции НАТО, то, говорит он, каких-то радикальных изменений в подходах к сдерживанию РФ не будет: «В НАТО будут наблюдать. Думаю, там сейчас тоже не знают стопроцентно, что кроется за этим заявлением Шойгу. Впрочем, если российские силы все же появятся ближе к рубежам НАТО – например, начнутся какие-то непонятные движения на границе с Беларусью или если РФ будет усиливать потенциал 6-й армии, которая находится вблизи Санкт-Петербурга – тогда, конечно, в Альянсе быстро скорректируют свои планы».

Подобным образом высказался Михаил Жирохов: «Для НАТО эти «новые соединения» угрозы не несут. По крайней мере, пока».

Что касается непосредственно балтийских стран, то они, по словам эксперта, вооружаются. «Недавно Литва, Латвия и Эстония запустили совместный проект закупки тяжелых реактивных систем залпового огня, зенитно-ракетных комплексов и т.п. Кроме того, НАТО реализует программу воздушного патрулирования. Большинство их беспилотников, которые ранее патрулировали оккупированный Крым, сейчас переключились на страны Балтии, а также на Беларусь», – говорит Жирохов.

В Альянсе, продолжает он, крайне обеспокоены тем, что российские войска могут появиться в Беларуси, а затем – отслеживают в режиме нон-стоп любую угрожающую активность. «Может ли РФ пойти на очередную эскалацию? Считаю, что на сегодняшний день ответ на этот вопрос лежит в основе будущих переговоров Байдена с Путиным. Постфактум станет понятнее. Но в любом случае такая угроза нависает постоянно», – отметил Жирохов.

«Вряд ли заявления Шойгу как-то в корне изменят что-либо в стратегии НАТО в северо-восточной Европе – она ​​сформирована на Уэльском (2014) и Варшавском (2016) саммитах Альянса и последовательно реализуется, – убеждает Павел Лакийчук. – Наоборот, Черноморскому региону, после аннексии Крыма в НАТО уделяли недостаточное внимание. Ситуация начала выравниваться только в 2018-2020 годах».

Без сомнения, продолжает он, обстановка в Черноморском и Балтийском регионах будет в центре внимания саммита НАТО 14 июня. «Безусловно, на нем будут нарабатываться шаги по нейтрализации российской угрозы в нашем регионе. Но какая роль будет при этом отведена Украине? Все будет зависеть от активности наших партнеров, в первую очередь западных соседей – Польши, Румынии, стран Балтии. Ну, и от позиции «старой Европы». Будем ли мы противостоять российской экспансии вместе, или российско-украинский конфликт будет «выведен за скобки» общеевропейской безопасности? Окончательное решение, я думаю, будет приниматься уже после анонсированной встречи Байдена с Путиным в зависимости от ее результатов. Поэтому, слова Шойгу следует воспринимать как «разогрев обстановки» накануне важных событий на дипломатическом фронте», – утверждает г-н Лакийчук.

«Спрашиваете, есть ли смысл рассчитывать на повышение роли Украины в глазах НАТО? Скажу так, на Западе очень обеспокоены нашим политическим курсом. Да, на сегодня он прозападный, но если бы он был таким стабильным на протяжении последних 20-ти лет, а не семи… Поэтому сотрудничество с НАТО с перспективой вступления – это «игра вдолгую». Собственно, будем откровенны: не все члены Альянса, и мы хорошо знаем кто именно, имеют стопроцентную уверенность в искренности Украины присоединиться к «евроатлантической семьи», – говорит Михаил Жирохов.

Однако, отмечает эксперт, это точно не касается стран Балтии, Польши, Румынии, а также частично Венгрии. «Украина им нужна как буфер. Они поддерживают нас, и прежде всего – это касается именно Литвы. В этом контексте хочу напомнить о литовско-польско-украинской бригаде УкрПолЛит. Думаю, этот проект надо продолжать развивать и наполнять новым содержанием. Ведь, несмотря на противоречия внутри НАТО, на противоречия между Европой и США, будущее именно за такими небольшими блоками», – отметил военный эксперт.

«Согласен, что в глазах НАТО Украина фактически выполняет роль буфера. Более того, скажу даже больше – сегодня мы «сковываем» на себя в общей сложности 20-22% российских батальонно-тактических групп. И это весьма немало», – подчеркивает Николай Белесков.

Соответственно, говорит он, Украина может и должна вести диалог с западными партнерами по поиску новых форм взаимодействия. «Прежде всего – это касается усиления нашей обороноспособности путем расширения номенклатуры тренировок, в том числе, рядом с линией разграничения / временной админграницы с оккупированным Крымом», – отмечает эксперт НИСИ.

Это касается и материально-технической помощи, доступа к разведывательным данным, постоянного присутствия кораблей НАТО в Черноморском регионе и тому подобного. «Получив в июне 2020 года статус партнера с расширенными возможностями, Украина может рассчитывать на более глубокое и индивидуальное взаимодействие с силами Альянса», – подытожил господин Белесков.

Мирослав Лискович. Киев

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.